Цезарий Збешховский - Всесожжение

Вторник, 18 Июнь 2019 20:24
Описание книги

Премия имени Ежи Жулавского.

Премия SFINKS.

Это мир, который пережил Апокалипсис – год Зеро – и даже этого не заметил. Это мир, в котором можно обмениваться мыслями, чувствами и воспоминаниями, как файлами. Это мир, в котором идет война с Саранчой – мутировавшими людьми, чьих целей никто не знает, а с территориями, захваченными ее войсками, потеряна связь. Это мир, в котором искусственные интеллекты и модифицированные солдаты превратили сражения в вид искусства; мир, в котором душа – не метафора, а вполне реальное явление. Францишек Элиас, наследник корпорации «Элиас Электроникс», вместе со своей семьей укрывается от войны в огромном семейном поместье, в Высоком замке, еще не подозревая, что скоро станет свидетелем невероятных ужасов, связанных с самой сущностью этой реальности. А на орбите планеты снова появляется «Heart of Darkness», межпространственный корабль, который когда-то сгинул в глубинах космоса. Теперь, попав в пространственно-временную петлю, он сам превратился в непроницаемую загадку, возвращаясь уже в шестой раз. Корабль не выходит на связь, не передает никаких сигналов, неизвестно, что или кто находится на его борту. Понятно лишь одно: перед исчезновением он обнаружил нечто невообразимое даже по сравнению с целью своей миссии – найти Высший Разум.

Дополнительная информация

  • дата выпуска: Вторник, 18 Июнь 2019
  • автор: Цезарий Збешховский
  • перевод: Ирина Шевченко
  • исполнитель: Игорь Князев
  • редактирование звука: Алексей Кречет
  • корректор: Светлана Бондаренко
  • жанр: научная фантастика, киберпанк
  • издательство: «Аудиокнига»
  • кодек / битрейт: mp3 / 128 kbps, 44 kHz, Joint Stereo
  • длительность: 16:13:52
  • музыка: Игорь Князев и The Black Box Studio
  • возможность скачивания: да, с оплатой на сайте издательства

От исполнителя

Когда начал запись первой книги Гжендовича, вдруг с интересом обнаружил, что есть целый пласт качественной фантастики, называемой попросту польской. Гжендович меня очаровал; исходя из того, что его ставят на второе место после Сапковского, делаю вывод, что Сапковский, вероятно, тоже хороший автор :) Но пока я до него не добрался. Называли еще несколько имен, заявивших о себе. И вот - Цезарий Збешховский. Вот что пишет составитель:

Книга, которую вы держите в руках, необычна — даже по меркам современной польской фантастики, в которой незаурядных текстов хватает. Во «Всесожжение» входят заглавный роман и цикл рассказов, причём написаны они в разных конвенциях: есть здесь и теологическая фантастика, и мистика, и ужасы, и социальная НФ. Но что интереснее всего — и рассказы, и роман посвящены единому вымышленному миру, очень похожему на наш. Сам автор называет его «миром Раммы» — город этот, в топониме которого слышны отголоски земного Рима, является ключевым для большинства историй Збешховского. При этом нельзя сказать, чтобы все они были связаны сюжетно; скорее мир Раммы для автора — удобный способ исследовать вселенную (вымышленную, а опосредованным образом — и нашу родную). 

В числе своих учителей ЦЗ называет Уоттса, Макдональда. Я читал того же Уоттса, Мьевиля и должен сказать, что польский фантаст мне гораздо ближе. Есть в его прозе жизнь, которой я напрочь не вижу у его учителей. Киберпанк с человеческим лицом, я бы сказал :) . В общем, предчувствую, что Польша меня ещё удивит, и, возможно, не раз. Приятная перспектива ))
И.

Оцените материал
(5 голосов)
Прочитано 1140 раз

1 Комментарий

  • Комментировать Майя Пятница, 21 Июнь 2019 10:35 написал Майя

    Ад – это отсутствие Бога
    Свет уйдет вместе с теми, кто имеет глаза. А прочие никогда и не замечали его присутствия.


    Название рассказа Тэда Чена вынесла в заглавие не случайно, в определенном смысле «Всесожжение» – развернутая и доведенная до логического завершения идея рассказа. У Чена посмертное существование в нижнем ярусе ада тоже настолько мало отличается от прежней жизни, что перехода по большей части не замечают. Вот разве что все плохо и безнадежно. Мир Раммы (название столичного города вселенной Збешковского, по аналогии с Римом распространяемое на всю ойкумену) пережил исход Бога. Тогда ждали и предрекали приход Мессии, на сей раз его должна была родить последняя из последних – малолетняя проститутка-наркоманка, и младенец таки родился, но прожил всего три дня, после чего был убит религиозными фанатиками, с его смертью Бог покинул мир.

    Исход был материальным, сопровождался одновременной смертью миллиона человек: очень много, но в масштабах планеты не критично, да что там – почти незаметно. Никаких закономерностей, в каком-то городке умер один человек, некоторые сообщества вымирали почти полностью; представителей СМИ и профсоюза обувщиков странное поветрие обошло стороной вовсе. Явился информповод и тема для обсуждения в сетях, в остальном же отряд не заметил потери бойца и продолжил существовать в прежнем режиме. Лишенный духа. Все умершие были носителями души (плазмата в терминологии романа) и тут имеет смысл пояснить, что в космогонии Збешковского важную роль играет учение орфиков о конечном количестве душ – буквально: не всякий человек обладает душой, после получившее развитие в ереси катаров. Вот этот миллион единиц плазмата распределенный среди физических носителей, и до поры охранявший мир от распада, ушел из него. Дальше вы как-нибудь сами.

    Да уж конечно не пропадем, кот за двери – мыши в пляс. Кому нужны ваши замшелые символы веры, у нас новая жизнь и новые интересы – синергетическая сеть. Что такое? Ну, как интернет, только с возможностью обмениваться не только текстовыми, звуковыми и видеофайлами, но передавать собственные ментальные слепки: чувства, ощущения, массив мыслеобразов и воспоминаний, которые члены сообщества могут воспринять как свои. Честно говоря, не могу представить ситуации, в какой меня заинтересовали бы ментальные перлы тети Мани из второго подъезда или эротические фантазии Петьки-дурачка.

    И в этом, как мне представляется, главное упущение в остальном безупречно логически выверенного мира Збешковского Кроме специфического сегмента порнографии возможность погружения-слияния-поглощения, даруемая новой сетью, может быть востребована у единиц, вроде фанатично преданного своему делу орнитолога, отождествившегося с венценосным журавлем до полной утраты собственной личности. Осознавая хлипкость мотивации, автор делает вялую попытку пояснить, что указанный способ передачи данных действует и с массивом научных знаний: мол, если ты не в теме, то не получишь возможность залить в мозг полуторачасовую лекцию в долю секунды. Но нет, кабы такое было возможно, человечество в мгновение ока стало бы расой гениев, а имеем в романе с точностью до наоборот

    Примем как данность, что за мыслеспамом кинулись все. Тут-то им и сделали кирдык. Часть файлов оказалась заражена чем-то вроде траяна, отъедавшего все свободное пространство в мозге носителя, одновременно перерождая индивидуальное сознание в некое подобие роевого интеллекта насекомых с крайне высокой степенью внешней агрессии, а также потребностью в вампиризме и каннибализме. Зараженные энцефаловирусом получили название саранчи. И вот это предыстория. Полагаю, что она будет не лишней для того, кто пустится в плавание по волнам этого романа, очень интересного, но крайне непростого к восприятию недостаточно подготовленным читателем.

    Франтишек Элиас, наследник транснациональной мегакорпорации из той горстки действительно могущественных людей, что держит бразды правления в своих руках. Хотела бы думать, что держит, хотя интуиция и интеллект уже даже не предупреждают – воют сиреной, что кони понесли и колесница во весь опор несется к обрыву. Но все, что будет от него зависеть, он сделает для спасения мира, который унаследуют дети. Герой колыбельщик, синергетические забавы плебса не для него, Господин в Высоком Замке, белая кость, голубая кровь (буквально, субстрат, по забавному стечению обстоятельств, означенного цвета, в его жилах давно заменяет кровь). Он умен, живет на свете, меняя тела, в то время как мозг заключен в космической колыбели – отсюда самоназвание - уже не первую сотню лет. Семейные ценности ставит превыше всего. А семья большая: отец, брат Антон, сестра Марина, жена Луиза (боевой биоробот, заключенный в оболочку прекраснейшей из дочерей Евы), двое детишек. За благополучие детей он готов умереть. Что там - на куски даст себя порезать. Тоже буквально, роман необычайно физиологичен.

    Динамичное действие с чрезмерным, на мой женский взгляд, количеством жестоких боевых сцен. Наукоемкость ниже, чем у Дукая, но выше Гжендовича, хотя наукообразие языка превосходит даже Дукая. Еще обязательно нужно сказать о синем свете – антисвете в романе, принадлежности и инструменте антибога. Четкая коннотация с тьмищей – черным светом из дукаева «Льда» и одновременно с гипнотически пульсирующим, похищающим души красным светом из «Солдат Вавилона» Лазарчука. Чтение Игоря Князева, как всегда безупречное, во многом смягчило адаптацию к роману, который не назвала бы совершенно своим.

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены