Болл Джесси - Стоит только замолчать

Четверг, 25 Июль 2019 19:43
От издательства

Яркий, захватывающий и непредсказуемый роман-детектив с японским колоритом и серьезными выводами.

Жена главного героя, носящего, как и автор романа, имя Джесси Болл, без всяких видимых причин замолкает. Пытаясь найти причину этой внезапной перемены, Болл изучает схожие случаи и наталкивается на дело Оды Сотацу, потрясшее Японию в семидесятых годах. Сотацу – тихий сотрудник конторы, занимающиеся продажей ниток – однажды заключает странное пари, проиграв которое, берет на себя ответственность за чудовищное преступление. Ода пишет чистосердечное признание в том, что именно он ответственен за серию загадочных исчезновений в Нарито. Восемь пожилых людей пропали бесследно в деревнях в окрестностях Сакаи, никаких зацепок, никаких улик, никаких свидетелей, только игральные карты, которые оставляет таинственный похититель на месте преступления. Кроме сделанного признания, Сотацу не сказал больше ни слова. Он молчал на суде, молчал, когда огласили приговор – смертная казнь, – молчал, когда приговор привели в исполнение. Болл решает разобраться в этом запутанном и таинственным деле, даже не подозревая, куда его это приведет.

Дополнительная информация

  • дата выпуска: Четверг, 25 Июль 2019
  • автор: Джесси Болл
  • перевод: Светлана Силакова
  • исполнитель: Игорь Князев
  • редактирование звука: Алексей Кречет
  • корректор: Татьяна Жмайло
  • жанр: детектив, зарубежная проза
  • издательство: «Аудиокнига»
  • кодек / битрейт: mp3 / 128 kbps, 44 kHz, Joint Stereo
  • длительность: 5:52:22
  • музыка: Игорь Князев и The Black Box Studio
  • возможность скачивания: да, с оплатой на сайте издательства

От исполнителя

В описании подробно пересказана фабула, что мне никогда не нравится, но что поделаешь... Тогда скажу о своих впечатлениях. Во-первых, мне книга понравилась, и я уже хочу ознакомиться с другими произведениями молодого и, безусловно, талантливого автора. Во-вторых, об ассоциациях... Первая часть - это как если бы Мураками переписал по-своему "Зеленую милю" Кинга. Причем, конечно, всё бы изменил, но основное направление выдержал. Однако сам рассказчик мне чем-то напомнил "Шантарам" - не биографией, тут ничего общего, но... трудно описать, думаю, почитав, вы меня поймёте. А вот читая письмо Дзито, я погрузился совсем в другую реальность - сразу вспомнился Алессандро Баррикко с его "Шёлком" и даже (!) изнанка "Дома, в котором". Это, конечно, сугубо субъективно. Вы уже поняли, наверное, что это не чистый детектив, точнее, это детектив в той же степени, что и, скажем, "Преступление и наказание". Это проза очень неплохого уровня, прежде всего. И большое спасибо переводчику Светлане Силаковой, я просто отдыхал душой после корявых современных переводов других книжек.

Вот как-то так.

И.

Оцените материал
(5 голосов)
Прочитано 1257 раз

1 Комментарий

  • Комментировать Майя Суббота, 24 Август 2019 10:23 написал Майя

    Помпезная пустышка
    — Ну, что там происходит?
    — Наши играют французскую жизнь.
    — Да, искусство в большом долгу.
    "Покровские ворота"
    Внезапно поняла причину своей нелюбви к этой книге, невзирая даже на добрые слова о ней Дмитрия Быкова и уважительный отзыв Игоря Князева. Джесси Болл имеет столько же отношения к стране восходящего солнца, сколько тетя Маня из второго подъезда: не состоял, не привлекался, не замечен. То есть, я понимаю, когда канадка с японскими корнями Рут Озеки пишет восхитительную канадско-японскую книгу. Когда в романах космополита Мураками Япония предстает отчасти европеизированной и американизированной. Даже посредственный "Сон №9" Митчелла с трудом оправдаю, он долго работал в Японии. Когда человек, которого с Японией связывает только любовь к аниме для взрослых, внезапно пишет японский роман это настораживает.

    Не понимаю, почему эту книжку причисляют к детективам (интеллектуальным, надо полагать?) В чем загадка? Когда тебе на первой странице объясняют, что кот Базилио и лиса Алиса сговорившись обвести вокруг пальца бедного деревянного человечка, вынуждают его подписать признательные показания в похищении кучи народу. А весь остаток книги он молчит, вместо опровержения самооговора, где тут детектив? Почему молчит, мне безразлично, образ действий клинических идиотов вне сферы моих интересов .

    Но как быть с презумпцией невиновности? Не в том дело, что не тридцать седьмой год. Когда власти нужно, любой тридцать седьмым будет, но то по политическим статьям. В книжке дело уголовное пропали одинокие старики, ни один из которых в процессе следствия не найден. Человек, давший признательные показания, ничего не может сказать о местонахождении похищенных или их тел. И вы хотите сказать, что его казнят?

    Или автор имел в виду такую условность, такую литература абсурда, типа Кафки, Беккета, Ионеско? но позвольте, если у Кафки человек превращается в жука, он все равно ведет себя в рамках логики. Пусть вывернутой, изломанной, со смещенными в соответствии с ситуацией осями, но безупречной. И Владимир с Эстрагоном под своим деревом не просто так сидят. Поведение Оды Сатацу совсем бредовое: обречь на смерть себя, на позор и несчастье всех, кому ты дорог ради верности обещанию данному по синьке провокатору.

    Что говорите? Любовь? Это когда потаскушка приходит к тебе в тюрьму, чтобы каждый день рассказывать новую чушь о себе? В один день, что она была четырнадцатой дочерью бедного рыбака (герой сам сын рыбака, на минутку, и примерно представляет, о чем речь); в другой день - что в четырнадцать лет у нее было платье с таким длинным шлейфом, что его приходилось носить вслед за ней четырнадцати детям. Она очень любит число четырнадцать, как вы могли заметить. Непонятно, каким образом сие способствовало углублению и консенсусу, но по мнению автора на мужика под расстрельной статьей должно действовать неотразимо.

    Вообще часть показаний Дзуо (та самая звезда пленительного счастья) - воплощенный кошмар человека, неравнодушного к языку. Мало того, что значение речи темно или ничтожно, но она еще и корявостью превосходит все, слышанное прежде (а я книгу именно, что слушала в исполнении Князева, и в части, когда мать рассказывает о поездке к водопадам, едва не заплакала, воочию видела женщину, сына которой казнили). Но вот эта вот девица, шлюшка и авантюристка на роли козла, ведущего баранов на бойню. Не просто рассуждает о большой любви, она делает это в манере и стилистике, от которых у читателя рудиментарные волоски вдоль позвоночника встопорщиваются, как от железом по стеклу.

    Пустая, претенциозная, насквозь лживая книга. А теперь объясните мне кто-нибудь, что я не права.
    - Что пишут в газетах?
    - Пишут, что в Англии один член парламента назвал другого члена парламента помпезным педерастом. А когда первый потребовал извинений, ответил, что согласен извиниться и берет слово "помпезный" назад.

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены