Крапивин Владислав - Бриг Артемида

Вторник, 25 Апрель 2017 20:23

"Стальной волосок" - это книга о жизни нескольких поколений детей сибирского городка Турени. Она состоит из трех романов: "Бриг "Артемида"", "Гваделорка" и "Бабочка на штанге".
Весной 1854 года, вскоре после начала Крымской войны, из Архангельска на Кубу с секретным поручением императора Николая I отправляется бриг "Артемида". В результате неожиданного поворота судьбы на судне оказывается мальчишка из маленького сибирского городка. Множество приключений предстоит пережить мальчику Грише и экипажу брига во время опасной миссии...

Дополнительная информация

  • дата выпуска: Вторник, 25 Апрель 2017
  • автор: Владислав Крапивин
  • исполнитель: Игорь Князев
  • корректор: Светлана Бондаренко
  • постер: Дмитрий В.
  • жанр: детская литература, история
  • издательство: Логос ВОС
  • кодек / битрейт: mp3 / 128 kbps, 44 kHz, Joint Stereo
  • длительность: 10:03:22
  • музыка: Игорь Князев и The Black Box Studio

gewissense:

Если когда-нибудь меня вдруг спросят: был ли в моей жизни писатель, у которого какую книгу бы ни открой - любимая, я смело отвечу: был. Есть, и надеюсь, будет ещё много крепких лет, любимый Владислав Петрович. Жаль, я так мало читала его книг в детстве. Бриг "Артемида" - то, что мне нужно было тогда - история, полная приключений, - тревог, не присущих сказкам, - и сказочных решений, которые просто обязаны быть взяты, - или воплощены, - в жизнь. Начиная читать эту книгу я, из-за частых отвлеканий от чтения мелким озорником, ещё не доросшим не то что до Крапивина, - до "Конька-горбунка", - признаться, несколько терялась в неспешном и тихом описании сибирской зимы, детства и катаний на санках. Несколько раз я думала, что возможно, это будет самая скучная повесть у Владислава Петровича. Теперь хотелось бы попросить у него прощения за то, что я так подумала. Много лет, много новых попыток позволили мне вывести для себя константу - как бы скучна ни была вначале книга Крапивина, стоит порваться сквозь неинтересный тебе (не исключено, что индивидуально тебе) момент, - и ты окунешься в неё с головой, хлебнув солёной морской воды, и с воплем ужаса и визгом восторга, вынырнешь, хватая ртом воздух. Так оно и случилось. У стиля Крапивина есть чудесное свойство - кто угодно другой возьми этот сюжет (не такой уж и хитрый) и напиши по нему книгу, - хоть величайший писатель, - а получится не так. Потому что Крапивин не рассказывает историю, не повествует сюжет. Он пишет души. Души, живущие на страницах, живые души, живые глаза, живые истории и мысли, ощущения, переживания и тревоги. Живые травы и цветы колосятся на полях, живой океан стучится в борт брига, живая бумажная "ласточка" перелетает через него и устремляется в море. И читатель, - сколько бы десятков лет они ни имел и на сколько бы тысяч себя ни чувствовал, - читая эти книги, почувствует себя мальчишкой. Или девчонкой. Потому что Владислав Петрович сам - мальчишка. Будь это война, будь это царская Россия (я даже не подозревала, как русские тогда произносили: Гюго - Юго, Айвенго - Иванхое, Карибское - Караибское), будь то другая планета. Этого мальчишку - вихрастого, насупленного, но с улыбающимися глазами, с красными коленками и бурыми локтями, - можно встретить везде. Я люблю его. Мечтаю в один день увидеть его в моем сыне, а пока - читаю эти книги и учусь видеть в мире сквозь хаос и боль - солнце и звезды, а ещё - делать так, чтобы хаоса и боли было немного меньше. Потому что эти книги объясняют мне не то, какая жизнь есть, - мне ли не знать этого, - а то, какой жизнь ДОЛЖНА БЫТЬ. - Пётр Афанасьевич, а все-таки, как вы тогда сумели догадаться? Так быстро... Ну... Что мы прячемся недалеко, и что Пако нам помогает. Будто всё знали заранее. - Скажу - так ты не поверишь, - усмехнулся доктор. - Скажите... - Все очень просто. Дело в том, что я когда-то тоже был мальчишкой.

Если когда-нибудь меня вдруг спросят: был ли в моей жизни писатель, у которого какую книгу бы ни открой - любимая, я смело отвечу: был. Есть, и надеюсь, будет ещё много крепких лет, любимый Владислав Петрович. Жаль, я так мало читала его книг в детстве. Бриг "Артемида" - то, что мне нужно было тогда - история, полная приключений, - тревог, не присущих сказкам, - и сказочных решений, которые просто обязаны быть взяты, - или воплощены, - в жизнь. Начиная читать эту книгу я, из-за частых отвлеканий от чтения мелким озорником, ещё не доросшим не то что до Крапивина, - до "Конька-горбунка", - признаться, несколько терялась в неспешном и тихом описании сибирской зимы, детства и катаний на санках. Несколько раз я думала, что возможно, это будет самая скучная повесть у Владислава Петровича. Теперь хотелось бы попросить у него прощения за то, что я так подумала. Много лет, много новых попыток позволили мне вывести для себя константу - как бы скучна ни была вначале книга Крапивина, стоит порваться сквозь неинтересный тебе (не исключено, что индивидуально тебе) момент, - и ты окунешься в неё с головой, хлебнув солёной морской воды, и с воплем ужаса и визгом восторга, вынырнешь, хватая ртом воздух. Так оно и случилось. У стиля Крапивина есть чудесное свойство - кто угодно другой возьми этот сюжет (не такой уж и хитрый) и напиши по нему книгу, - хоть величайший писатель, - а получится не так. Потому что Крапивин не рассказывает историю, не повествует сюжет. Он пишет души. Души, живущие на страницах, живые души, живые глаза, живые истории и мысли, ощущения, переживания и тревоги. Живые травы и цветы колосятся на полях, живой океан стучится в борт брига, живая бумажная "ласточка" перелетает через него и устремляется в море. И читатель, - сколько бы десятков лет они ни имел и на сколько бы тысяч себя ни чувствовал, - читая эти книги, почувствует себя мальчишкой. Или девчонкой. Потому что Владислав Петрович сам - мальчишка. Будь это война, будь это царская Россия (я даже не подозревала, как русские тогда произносили: Гюго - Юго, Айвенго - Иванхое, Карибское - Караибское), будь то другая планета. Этого мальчишку - вихрастого, насупленного, но с улыбающимися глазами, с красными коленками и бурыми локтями, - можно встретить везде. Я люблю его. Мечтаю в один день увидеть его в моем сыне, а пока - читаю эти книги и учусь видеть в мире сквозь хаос и боль - солнце и звезды, а ещё - делать так, чтобы хаоса и боли было немного меньше. Потому что эти книги объясняют мне не то, какая жизнь есть, - мне ли не знать этого, - а то, какой жизнь ДОЛЖНА БЫТЬ. - Пётр Афанасьевич, а все-таки, как вы тогда сумели догадаться? Так быстро... Ну... Что мы прячемся недалеко, и что Пако нам помогает. Будто всё знали заранее. - Скажу - так ты не поверишь, - усмехнулся доктор. - Скажите... - Все очень просто. Дело в том, что я когда-то тоже был мальчишкой.
Подробнее на livelib.ru:
https://www.livelib.ru/book/1000461549-brig-artemida-vladislav-krapivin

Оцените материал
(3 голосов)
Прочитано 446 раз
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии