Водолазкин Евгений - Брисбен

Вторник, 25 Декабрь 2018 20:36

Евгений Водолазкин – лауреат премий «Большая книга» и «Ясная Поляна». В романе «Брисбен» он продолжает истории героев («Лавр», «Авиатор»), судьба которых – как в античной трагедии – вдруг и сразу меняется. Глеб Яновский – музыкант-виртуоз – на пике успеха теряет возможность выступать из-за болезни и пытается найти иной смысл жизни, новую точку опоры. В этом ему помогает… прошлое – он пытается собрать воедино воспоминания о киевском детстве в семидесятые, о юности в Ленинграде, настоящем в Германии и снова в Киеве уже в двухтысячные. Только Брисбена нет среди этих путешествий по жизни. Да и есть ли такой город на самом деле? Или это просто мираж, мечтания, утопический идеал, музыка сфер?

Дополнительная информация

  • дата выпуска: Вторник, 25 Декабрь 2018
  • автор: Евгений Водолазкин
  • исполнитель: Игорь Князев
  • редактирование звука: Алексей Кречет
  • корректор: Светлана Бондаренко
  • жанр: современная классика
  • издательство: «Аудиокнига»
  • кодек / битрейт: mp3 / 128 kbps, 44 kHz, Joint Stereo
  • длительность: 13:42:04
  • музыка: Игорь Князев и The Black Box Studio
  • возможность скачивания: да, с оплатой на сайте издательства

От исполнителя

Книги Евгения Водолазкина мне очень импонируют, и я рад, что удалось приобщиться к его творчеству. История гитариста Глеба Яновского мне близка с разных сторон - и как музыканту, проработавшему в тон-студии двадцать с лишним лет, и как ровеснику, поскольку мы с автором и героем одногодки, и вся ретроспектива в семидесятые-восьмидесятые для меня вообще своя. Но, конечно, не менее интересно было то, чего я не переживал - киевское детство героя, его питерское студенчество, жизнь в Германии. Первое автор взял из своей жизни, а вот насчет остального, как и насчет его музыкального опыта - не знаю, но очень убедительно. Это о внешней стороне бытия Глеба. Его же внутренний мир - взросление, уроки, жизненный опыт, который и создал того неповторимого артиста - конечно, интереснее и ближе всего. Полностью разделяю утверждение автора, что музыканта делает неповторимым именно его жизнь - какой он человек, такова и его музыка. Наблюдал это много раз, вот и еще одну историю узнал. Увлекающую и трогательную. Спасибо.

Немного о записи. Музыку я взял из самую классическую, но несколько переаранжировал. Помаялся с украинской мовою, не судите строго, фонетика оказалась трудной, как ни странно. Спасибо киевлянам, что проконсультировали, без вас я бы совсем опозорился, а так, может, не совсем :) Спасибо издательству "Аудиокнига", что предоставили такую хорошую книгу. И, конечно, моим друзьям-помощникам по Театру Абуки. С наступающими!

Ваш И.

Оцените материал
(3 голосов)
Прочитано 1379 раз

2 комментарии

  • Комментировать Майя Воскресенье, 17 Март 2019 16:41 написал Майя

    Фрисбен или Платон мне друг, но
    Уходя, сказал: Жизнь – это долгое привыкание к смерти.


    Пластиковая тарелка фрисби – сорт пляжного развлечения: летает медленно и по предсказуемой траектории. Поймать несложно, хотя порой приходится пробегать по рыхлому песку пару метров, подпрыгивать, падать, плюхаться за ней в воду. В целом, удовольствие получаешь, хотя трудно бывает отделаться от ощущения, что мог бы провести время более осмысленно. Австралийский город Брисбен в названии романа никакого отношения к летающей с использованием принципа бумеранга тарелке, не имеет, это всего лишь ассоциация по смежности.

    Но такое уж у слов свойство, порождать ассоциативные связи. И кому, как не автору, который наделил своего героя способностью видеть

    «полифонию не только в параллельных голосах героев, но и в противопоставленных сюжетах, в разновременных линиях повествования, точка соединения которых может находиться как в тексте произведения, так и вне его – в голове читателя».
    Кому, как не писателю Водолазкину, знать об этом. Прошлогодний «Авиатор» стал моей книгой года. Идеальное сочетание «России, которую мы потеряли»; болезненной десталинизации; горькой нежности и высокой жертвенности. Забавного, печального, красивого, безобразного; блеска, убожества, вины, невиновности и наказания. Даже сонная болезнь, жертвой которой пал герой, поначалу казавшаяся плодом авторской фантазии, описана в клинически точной симптоматике.

    «Авиатор» и куда меньше любимый мной «Лавр» являли собой пример единства из множеств. Целостной картины, гармонично соединяющей многие, на первый взгляд несовместимые, темы. В «Брисбене» полифонии не случается, он распадается на серию бросков, которые автор делает, а смышленый читатель исправно ловит, надеясь, что вот-вот ключ провернется, пазл сложится, многоголосие зазвучит – он, читатель, привык верить своему автору. Бросок: как тяжело нам, небожителям, под бременем всенародной любви – поймали. Бросок: папа украинец, не желающий говорить по-русски, мама русская, не принимающая украинской мовы, демаркационная линия пролегает через сердце сына – поймали. Бросок: неизлечимое заболевание, которое ставит крест на карьере гитариста-виртуоза – ловим.

    Бросок: в налаженную мюнхенскую жизнь Глеба и его жены врываются две опереточные аферистки из Мелитополя – кхм, есть контакт. Бросок – этапы тернистого пути, первое жестокое любовное разочарование, первое столкновение подростка с экзистенциальным ужасом смерти – о, да, поймали. Бросок: а вот так непросто жилось в годы тотальной лжи совка – уже прониклись. Бросок: любовь с иностранкой. Советская школа и противостояние молодого учителя с неформальным лидером класса. Защита Белого Дома. Работа на одиозного Ивасика (местами отменно смешная часть книги) – ловим, ловим, ловим. Бросок: письмо от первой любви с просьбой помочь ее больной дочери (салют, «Апофегей» Полякова).

    Далее следует серия бросков, призванная раскромсать беззащитное сердце читателя в кровавый мясной фарш, с каковой целью мягкий пластик фрисби сменяют заточенные до лазерной остроты края тарелок-орисс: Паркинсон феерически прогрессирует; первая любовь героя буйная сумасшедшая; ее умирающая от цирроза дочь ангел, да к тому же маленький гений-виртуоз и с пеленок боготворит Глеба Яновского. Па-растите, Евгений Германович. Но игра пианиста виртуоза по энергозатратам сопоставима с работой шахтера в забое. Вы уверены, раз за разом усаживая измотанную болезнью Верочку за инструмент, что она в состоянии справиться с подобной нагрузкой? Вы, профессор, воля ваша, что-то нескладное придумали. Пепел Станиславского бьется в мою грудь. Не верю.

    А счастье было так возможно, так близко. К рассказу об Ивасике я почти уверилась, что удалось наконец прорвать неподатливую пленку поверхностного натяжения этой книги и погрузиться в ее воды. Но такая уж в дне сегодняшнем начинается клюква с «Утками», Полом Маккартни и Элтоном Джоном, которой ни Коллегия св.Фомы, ни Беата с ее рискованной многогранной одаренностью, ни даже дивный Франц-Петер с Маленькой Даниэлой спасти не смогут.И честному автору ничего не останется, кроме как учинить геноцид на страницах одной отдельно взятой книги. RIP

    Аудиовариант книги в исполнении Игоря Князева безупречно хорош, как всегда у него.

  • Комментировать Шабанов Юрий Воскресенье, 03 Февраль 2019 09:26 написал Шабанов Юрий

    Здравствуйте, все.

    Закончил "Брисбен" Водолазкина Евгения - эту блистательную, совершенно потрясающую по глубине, драматизму, исключительной прорисовке героев, их удивительных, исполненных разных коллизий судеб и переживаний вещь, с трудом подбираю слова, способные передать мои ощущения. Регулярно и помногу слушаю аудиокниги уже лет 16, и знаю по опыту - вещи такого драгоценного качества, и в прекрасном исполнении, попадаются отсилы раз в год, а то и реже. Слушая книгу, уже в первой трети поймал себя на каком-то двойственном ощущении - с одной стороны возникло самоотождествление с главным героем, его талантливо выписанным автором , сложным духовным и музыкальным ростом(сам в студенчестве играл на гитаре, но сумел подняться лишь несколько выше дворово-подъездного уровня), с другой сам Глеб, и многие другие персонажи книги стали мне близкими людьми, и я теперь трудно переживаю расставание с ними. Книга удивительно богатая, и событиями, и глубокими, ярко описанными переживаниями героев, неожиданными, драматическими, вызывающими острое сочувствие поворотами их судеб, фактами из мира классической музыки (и упоминаемые в ней произведения, во всяком случае упоминаемые не 1 раз, весьма желательно слушать, книга раскроется глубже), и из мира русской и даже украинской словесности. Кстати язык, даже оба языка книги удивительно красивы, это отдельное удовольствие. Просто нельзя не сказать, с каким мастерством автором созданы герои, особенно героини, как они разнолики, глубоко и реалистично прописаны, все непросты и со своей изюминкой. Женщины (а их в книге, как мало в какой иной , большое разнообразие) исключительно интересны все, включая второстепенных - от двух жуликоватыхх мелитопольских мочалок с самогоном, и до удивительнейшей, с тончайшим душевным устройством, главной героини, Кати. Слушая книги, я обычно записываю имена, названия и факты в файл, и в этой книге мне особенно приятно и интересно было это делать, и только что было так же приятно перечитать эти имена. На мой взгляд автор встал над своими прежними книгами выше на 2 головы, а Игорь... ну он никогда не снижает планку, его талантливейшее актёрское исполнение, прекрасные гитарные отбивки между эпизодами исключительно рельефно подчеркнули все вышеописанные достоинства этого чуда, сообщили ему особый настрой.

    Вот для иллюстрации отрывок из диалога внука и близкого к смерти деда из книги, ну как, как можно найти такие ёмкие, вобравшие в себя многое из мудрости различных философских и религиозных учений слова?

    -—

    Глеб: - "Ты говоришь о настоящем и прошлом, но молчишь о будущем. Так, будто его нет!"
    Мефодий: - "А его действительно нет, ни в один из моментов, потому что оно приходит только в виде настоящего, и очень, Поверь, отличается от наших представлений о нём. Будущее - это свалка фантазий, или - ещё хуже - утопий. Для их воплощений жертвуют настоящим, всё нежизнеспособное отправляют в будущее."
    Глеб: - "Но человеку свойственно стремиться в будущее!"
    Мефодий: - "Лучше бы этот человек стремился в настоящее..."

    -—

    Это маленький, взятый почти навскидку кусочек, но ТАКОЕ проступает из-под многих строчек книги, хотя может и не так явно.
    Безусловный шедевр, в безупречном исполнении, и к тому же ненавязчиво, но целенаправленно подталкивает к более глубокому знакомству с миром классической музыки, и людьми, живущими в этом мире, превосходно изображёнными в книге.
    Всем глубочайшего наслаждения и ярких впечатлений от прослушивания.

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены